Материалы

Основные национальные школы и проблемные подходы современной западной политологии

В послевоенный период в западной политологи доминировала американская политическая наука. Медленнее, а Иногда в фарватере американской развивалась европейская политологическая традиция, очерчивая границы национальных политологических школ, вияскравлюючы их особенности.
Используя американскую политологическая традиция, в 50-80 годах XX ст. активизировала поиски теоретико-методолопчних принципов английский политология, ее особое место в европейской политической мысли обеспечили прежде труда Р. Джоунса о структурно-функциональный анализ; Д. нетли о теории политической мобилизации, Р. Роуза, М. Дэвиса, В. Льюиса и X . Вайсмана о теории политических систем, И. Дэвиса о политических изменениях. Было проведено немало практических исследований: проблемы государства, государственного суверенитета и демократии (Э. Беркер, И. Берлин, Б. Крик, Г. Ионеску, Г. Ласки, К. Пред, В. Рис, Д. Филд, М. Оукшот) ; политических партий (Г. Пеллинг, Р. Маккензи, Д. Хениг, Д. Ро-бертс, Д. Лес, Р. Кимбер, Д. Робертсон, Д. Уилсон) групп давления (Д. Стюарт, Э. Поттер, С. Файнер, Д. Муди) влияния на политический процесс рабочего движения (Д. Голдторн, А. Сильвер) политической Идеологи (М. Фогарти, К. Коутс), политического поведения, политической культуры и политической активности различных клаеив И социальных групп , общественного мнения, голосование на выборах, каналов и средств массовой информации, политического лидерства и элит (Д. Батлер, А. Кру, И. Бадж, Д. Бламлер, Б. Бэрри, М. Харрисон, В. Гаттсман, Б. Джексон ). Стали постоянными серии политологических трудов «Исследования по сравнительной политики», «Политические реальности». Для учебных заведений разных уровней были разработаны специальные программы и изданы учебники по политической социологии, конституционного права, государственного управления.
Французская политология в основном сосредоточилась на изучении поведения избирателей (Ф. Бон, Ж. Шарло, Ф.-В. Гегель, Ж. Ранже, Ж. Жаффр, А. Ласло), исследовании деятельности политических партий (М. Дюверже, Ж. Шарло ), общественного мнения. Значительно реже в ней уделяется внимание проблемам сравнительной политологи, политических коммуникаций, политического лидерства, политической культуры. Авторитетными признаны наработки французских политологов в области традиционной политической науки - конституционное право и функционирования государственных институтов.
В 70-е годы XX в. активизировались политологические исследования, в развитии которых обозначились три главных направления: нормативистская политология, основанная на философском анализе моральных норм политической деятельности; позитивистской-бихевюристська эмпирическая социология, «практически-критическая наука», сосредоточено на проблемах социально-политической власти (франкфуртская школа). Предметом большинства исследований немецкие политологи предпочитают политический строй, политические парты, общественные организации, политическое поведение, выборы и избирательные технологи. Сильные позиции в них и в области компаративистских политологии, политической философии, истории политических идей. Найвидомпш немецкие политологи - Т. Адорно, К. Баймер, Р. Дарендорф, Ф. пойман, А. Флехтгайм, В. Геннис, Г. Майер, О. Штаммер, Г. Шнайдер, Э. Крипендорф, Е. Гип-пель, К. Лудс.
Авторитетными являются политологические школы Италии (особенно в сфере политической социологии), Канады, национальные ассоциации политических наук Бельгии, Голландии, Дании, Австралии, скандинавская ассоциация политических наук, которая объединяет политологов Норвегии, Швеции, Финляндии. В 1970 г. был создан Европейский консорциум для политических наук и исследований.
В основном европейские политологические концепции содержат представление об управлении как социальную функцию, а порядок и контроль - как цель политической деятельности, о власть как средство решения конкретных проблем общества, принятия соответствующих политических решений связывают «политическое» управления общественным и государственной властью. Но прослеживаются различия во взглядах на цели и характер власти. В сфере интересов европейской политологи - «частная политика», «политика малых групп» в университетах, корпорациях, профсоюзах, церкви, других объединениях. Экспериментальное их исследуют как политические.
Распространенным в современной западной политологии является взгляд на политику как деятельность, направленную на контроль и примирения различных интересов в рамках государства. Например, Б. Крик утверждает: «Политика может быть просто определена как деятельность, посредством которой разносторонние интересы в рамках данной единицы правления примиряются через предоставление им доли власти в пропорциях к их важности для благополучия и выживания всей общности». Такое широкое определение политики порождает и широкое понимание политологии как науки. Некоторые авторы пытаются отождествить социологические аспекты политэкономии и политологии, считая, что изучают одно и то же явление - отношения между системами общественных интересов, обеспечивающих деятельность общества, а сами возникают в результате деятельности экономических механизмов. Рассматривая общественные отношения как столкновение групповых интересов, отдельные политологи склонны считать политэкономию политической наукой. По установившейся традиции в политологии часто относят дисциплины, возникающие на основе межотраслевых интеграционных научных процессов, - политическую географию, политическую биологию, политическую психологию.
Разнообразны взгляды европейских политологов и на методологию современной политической науки. Одни ученые предпочитают эмпирической исследовательской технике (опросу общественного мнения, психологическом анализе, экспериментам «малых групп»), другие в своих исследованиях опираются прежде всего на собственный опыт человека и здравый смысл, считают, что удачно подобранный метод или логические размышления в процессе исследования питает выработки оптимальных решений. Политологи марксистского «призыва» десятилетиями апеллируют к «общих законов развития природы, общества, мышления». Несмотря на наличие различных подходов и школ, основные методологические составляющие политологических исследований остаются неизменными.
Понятийный аппарат современной западной политологии сложился, унаследовав традиционные категории (государство, власть, политический институт, политическая система и т.д.) и дополнив их новыми, созданными в рамках свойственного европейской политологии поведенчески-социологического подхода (политическое поведение, мотивация, политическое рекрутирование). Наряду с этим политология активно заимствует термины из смежных наук (политическая система, политическая психология, политическая социология). Были различные попытки классификации этой системы понятий. Рациональной оказалась та, что за критерий взяла основные структурные элементы предмета исследования: общесистемные (политическая организация, политическая партия, политический процесс), институциональные (политическая партия, политическое лидерство, политическая мобилизация) личностные (политическое сознание, массовая политика, общественная политическая мысль) .
Об общих законах развития общества западная политология почти не ведет речи, поскольку не преследует цель тотальной рационализации общества. К тому же, как заметил польский политолог Ежи Вятр, такого знания нет, а учитывая характер общественной жизни его, возможно, и не будет.
Темпераментно реагирует современная западная политология на процессы развития демократии, проявления реализации общественного мнения - факторов, которые свидетельствуют об уровне зрелости общества, культуру субъектов политики. Такое внимание в основном является следствием проявления тенденций экономического, управленческого жизни стран капитала и рыночных отношений. Постиндустриальный капитализм требует мобильной и активного типа личности. Стимулируемый различными потребностями, современный гражданин становится чувствительным ко всем аспектам бытия, в том числе политического, становясь требовательным относительно способов осуществления демократии, народовластия, механизмов взаимосвязей между властью и народом, а также контроля за ее деятельностью, роли масс в политической жизни.
В любой политической системе всегда существует стержневая неоспоримое аксиома, на которую эта система опирается. В демократической системе - суверенитет общественного мнения. Представление о природе общественного мнения до Первой мировой войны развивались в русле классической конституционной теории, т.е. в связи с проблемой народного суверенитета. Суверенитет и природу общественного мнения в рамках традиционной политической науки полно исследовал А.-О. Доуэлл в работе «Общественное мнение и народное правительство» (1913), считая общественное мнение аспектом доминирующего общественно-политического климата или стержнем структуры взглядов определенного сообщества. Мнение можно считать общественной, если ее воплощение воспринимается меньшинством, которое не разделяет ее. То есть, добровольная, хотя и неохотно согласие, подчинение воли большинства (нередко это большинство представляет правительство) является признаком народного правительства, линию которого общество разделяет всего, не соглашаясь в отдельных аспектах. При таких условиях меньшинство может принять правление большинства, зная, что консенсус по фундаментальным вопросам является незыблемым. При других условиях доминирования большинства трансформируется в тиранию. Так, за Доуэлл, в обществах, где существуют острые разногласия мнений по жизненно важных общественных проблем, не может быть ни общественного мнения, ни народного правительства.
После Первой мировой войны начался этап собственно социологического исследования общественного мнения и формирования общественных институтов, связанных со становлением и функционированием ее как политической силы. Если раньше общественное мнение рассматривали под углом зрения ее суверенности и общественной ценности, то теперь политология сосредоточилась на формировании, технике фиксации использовании в управленческих целях. Предметом особых интересов стала технология формирования общественного мнения, управление как процессом формирования, так и реализации.
С первыми попытками манипулирования общественным мнением возникла необходимость социологического подтверждения ее суверенности и положительной роли в обществе. Важнейшим в этом отношении стала работа В. Липпмана «Общественное мнение» (1922), который рассматривал ее как комплекс мысленных образов и стереотипов, в рамках которых люди действуют в группах.
Одновременно активизировался прагматический поиск средств воздействия на общественное мнение со стороны определенных социальных групп в своих практических интересах. В 1923 г. Е.-Л. Бер-Нейсе (племянник 3. Фрейда) в работе «Кристаллизуя общественное мнение» разработал средства функционирования профессионального института по изучению общественного мнения феномена. Бернейс считал главные стереотипы общественного мнения относительно устойчивыми против манипулирования, рекомендовал не изменять их, а разумно использовать в собственных интересах, пытаясь соединить ожидаемый интерес со стереотипами общественности. При этом возможны игра на предубеждениях, пропаганда с целью обеспечить место определенной идеи на рынке политических мнений. Результатом функционирования такого института стало не манипулирование общественным мнением в пользу особых интересов, а рост политизированности повседневной жизни. В обществе появилась новая сила, с которой оно должно считаться, хотя создатели этой силы считали, что они лишь манипулируют имеющимися мнениями.
В 1935 г. Дж. Гэллап организовал Американский институт общественного мнения, а через четыре года в работе «Общественное мнение в демократии» изложил свое понимание ее как элемента прямой демократии. Это начало новый этап дебатов о соотношении прямой и представительной демократии. В конце 60-х - начале 70-х годов XX ст. утвердилась практика эмпирических исследований общественного мнения (в основном с помощью опроса), сформировалась соответствующая система научных, политических, коммерческих центров, обострились неслыханные ранее проблемы статистики, достоверности, методик изучения общественного мнения и т.п.. Институт общественного мнения было признано одним из главных элементов функционирования политической системы. Вместе со средствами массовой коммуникации, формируют, формулируют, отражают общественное мнение, он получил название «четвертая власть».
Соответственно политическая наука направила свои усилия на изучение средств массовой информации, их влияния на общественное мнение, особенностей общественного мнения различных национальных и социальных групп по конкретным отраслям политики - внутренней, внешней, военной и т.д.. Реагируя на некоторые внутри-и внешнеполитические обстоятельства, политическая наука отслеживала, например, реакцию американской и французской общественной мысли на международные события (Г. Алмонд, П. Фогейроль). Проявляла она неравнодушие и к идеологическим вопросам, в частности, в отношении к коммунизму, антикоммунизма (А. Строуффер, П. Лазерсфельд), гражданских свобод. Отношение правящих элит к Атлантического Союза (К. Дойч, Р. Па-тнем), особенности проявления политической культуры (Г. Алмонд) - это тоже элементы проблематики политологических исследований второй половины прошлого века.
Незаурядным является вклад западной политологии исследования плюралистического характера политического процесса. Основателем концепции политического плюрализма считают американца Дж. Мэдисона, который впервые заговорил о нем 1787 Среди основателей-теоретиков - американский философ Дж. Дьюи, английсьи ученые Дж.-С. Милль и Г. Ласки, немецкие ученые О. фон Гирке, Е. Френкель.
Основная функция плюрализма - легитимизация разнообразия, направлена ??на утверждение свободы всех социальных и политических групп выявлять и защищать свои законные интересы. Политический плюрализм западная наука толкует не просто как принцип, но и как определенный механизм осуществления власти в государстве. Поэтому он предполагает и процесс легитимизации различных интересов, и механизм регулирования конфликтов между этими интересами, стабилизации социального организма, возможность доступа к государственной власти всех заинтересованных групп независимо от социальной значимости и силы.
Проблемой политического плюрализма в разные времена занимались А. Бентли, представители чикагской школы (Ч. Мерри-ам, Г. Лассуэлл), школа плюралистического индустриализма (К. Керр, Дж. Данлор, Ф. Харбисон, Ч. Маерс и др.)., последователи идей Дж. Милля (Р. Нисберг, В. Паккард) и другие.
Своеобразным ответвлением теории плюралистического общества, связанным с изучением отдельных групп давления в пределах политического процесса, стала концепция «корпоративного государства» и корпоративизма вообще (Г-. Кремендаль, Ж. Лембрух). Особенно популярна она в Англии. Согласно ему - в государстве, основанном на «либеральном корпоративизма», имеющиеся специфические корпоративные институты. К ним относятся представители заинтересованных групп, правительство, которые несут делегированную ответственность за его деятельность.
Всего политический плюрализм в современном обществе является основой для достижения таких демократических ценностей, как свобода, равенство, справедливость. Представ и развиваясь в контексте идеалов буржуазно-демократических революций, он напрямую связан с парламентской демократией, всеобщим избирательным правом, деятельностью профсоюзов. В современных условиях плюрализм означает развитие широчайших возможностей участия граждан в управлении обществом, в принятии политических решений с участием союзов, партий, движений и общественных инициатив. Именно это дает основание отождествлять плюралистическое общество с гуманистическим, демократическим.
Это, однако, не означает, что плюралистическая система насквозь идеальной. В современном либерально-демократическом обществе бытуют и партикуляризм, и отчужденность от власти, и аномия, и суррогаты коллективизма, что дало основание для резкой критики плюрализма (Г. Маркузе и К. Вольф). Однако большинство в политике, науке, массовом сознании ориентируется на плюрализм как фактор демократии, связывает развитие политической системы с совершенствованием его форм для предотвращения диспропорций.
Современная западная политология занимается и проблемами приоритета прав человека и гражданина как основных принципов свободы. Обеспечение прав человека в либерально-демократическом обществе предполагает ответы на вопросы, насколько социальный контроль и планирование (целесообразность которых вызывает сомнения) можно совместить с демократией, основными признаками которой являются свобода деятельности и волеизъявления. Социалистический вариант общественного устройства уничтожал свободы, используя планирование для управления обществом тоталитарными методами. Кроме того, не следует преувеличивать роль социалистических государств по использованию планирования в управлении общественными процессами, поскольку эту проблему успешно решали гораздо раньше в капиталистическом обществе. Концептуальной основой использования планирования стала теория социального контроля. Один из ее авторов - американский теоретик Е.-А. Росс - в книге «Социальный контроль» (1901) доказал, что наиболее эффективным для демократического общества является не формальный (политико-правовой), а неформальный (социальный) контроль, осуществляемый через социализацию, общественное мнение, неформальную групповую деятельность, принуждение средствами неформальных институтов. Относительно экономики эти мысли развил американский экономист Дж.-М. Кларк в работе «Социальный контроль бизнеса» (1926 p.), Который, проследив становление форм социального контроля от XVIII в., Основными причинами порождения его назвал становление демократических институтов на основе политического самоуправления, саморазвития личности. Одновременно он создал концепцию экономизации социального принуждения благодаря умелому использованию стимулов и мотивов деятельности. Все это послужило предпосылками возникновения школы демократического планирования, кейнсианской модели государственного регулирования экономическими процессами. Эффективное планирование рассматривалось как достижение результата при минимуме детального регулирования, как воплощение в сознание людей идеи, побуждала бы их стремление достичь цели, которая бы плановые.
Еще один вопрос, которым занимается западная политология, - соотношение между гражданскими свободами и национальной и государственной лояльностью. Конституция, законы определяют основные обязанности и ответственность за государственную измену, саботаж, шпионаж и т.д.. Ощутимыми еще попытки покорить гражданские свободы патриотической лояльности, однако они доминировали в эпоху маккартизму1. Отождествление социально-политических идеалов с государственным патриотизмом всегда усиливалось за международной конфронтации. Либерализм исходит из того, что гражданские свободы являются стержнем демократического идеала, доминируют над государственными интересами, не могут быть обусловлены интересами национальной безопасности, а лицо свободен в своих убеждениях относительно государственной идеологии. Такие принципы являются основополагающими в современной западной политологии, хотя это не уберегло ее от дискуссий, например, о взаимодействии прав человека и прав нации в контексте современных интеграционных процессов во всем мире.
Маккартизм - политическое течение в США в 50-х годах XX ст., Направленная на подавление демократических движений в стране. Связана с деятельностью сенатора Дж. Маккарти.

12.png